Период индустриального развития Кольского Севера. 1.

Второй этап гидробиологических  исследований на Кольском Севере  начинается с середины 20х годов прошлого века, когда целенаправленно организовывались экспедиции центральных научных учреждений страны для изучения ресурсного потенциала внутренних вод региона, связанные с его промышленным освоением и стремлением получить достоверные данные о биопродукционных и рыбохозяйственных возможностях водоемов. Исследования водоемов уже отличаются комплексностью: наряду с гидробиологическими работами одновременно проводились гидрологические, гидрохимические исследования. Описывались также водосборные бассейны озер. Большой вклад в изучение альгофлоры водоемов Кольского полуострова внесли участники Кольского альгологического отряда Главного ботанического сада СССР (Я.В. Ролл, Н.Н. Воронихин, Е.К. Косинская), Мончегорской экспедиции Ленинградского областного гидрометеорологического управления (А.Д. Зинова, А.А. Нагель) и Государственного гидрологического института (А.В. Каныгина) (Комулайнен, 2007).

Основательные работы Я.В.Ролла (1923, 1933) имели существенное значение для изучения флоры десмидиевых водорослей Лапландии и Олонецкой губернии. Через шесть лет вышла работа Ю.Д.Цинзерлинга (1929), посвященная геоботаническому описанию водосборного бассейна оз.Имандра. Помещенный в ней список видового состава водорослей озера содержит 23 вида и формы Desmidiaceae, 3 - Cyanophyceae, 2 - Zygnemales, 3 - Protococcales, 1 - Bacillariales (Т. flocculosa).  Ю. Д. Цинзерлинг, выдающийся исследователь Севера, работал в составе нескольких экспедиций Академии наук СССР на Кольском полуострове. Его помаршрутный обзор и карта растительности северо-востока Кольского полуострова были использованы затем при создании карты, обзора и ботанико-географического районирования растительности северо-запада Европейской части СССР (Королёва, 2012).

К вышеуказанным исследованиям добавилось изучение биопродукционных характеристик водоемов, оценивались запасы естественных популяций рыб. Однако  все исследования выполнялись экспедициями, снаряжаемыми в основном центральными научными учреждениями страны, имели эпизодический характер и проводились обычно однократно и исключительно в летний период, поэтому не могли дать достаточно полную информацию о внутренних водоемах Кольского Севера.

В 1924 г. первое научное учреждение на Русском Севере - Мурманская биологическая станция (Зернов, 1948; Токин, Хасанквев, 1981; Кошечкин, 1985) - начала комплексные лимнологические исследования крупных озер Кольского Севера.

МБС, как преемник  Соловецкой станции, была открыта в 1899 г. (официальная дата открытия – 1904 г.)

Цинзерлинг Юрий Дмитриевич (1894–1939), ботаник. и.о. дир. Ботанического ин-та в Ленинграде, репрессирован в 1938 г. Д.б.н. (1935). Научный сотрудник Главного ботанического сада (1923-1924), научный сотрудник Отдела геоботаники Ботанического института (1924-1938), зав. Отделом геоботаники (1934-1938), консультант КБАН СССР (1935-1938). Геоботаник, систематик, ботанико-географ. В 1928 г. исследовал северо-восточную часть Кольского п-ова от долины р.Поной до побережья Баренцева моря и составил карту растительности по маршруту исследований. Автор более 50 научных трудов, редактор «Карты растительности Европейской части СССР» (1950).Публ.: География растительного покрова северо-запада европейской части СССР, 1934; Материалы по растительности северо-востока Кольского полуострова, 1935; Растительность болот, 1938.

В июне - сентября 1920 года состоялась экспедиция  кафедры зоологии Нижегородского Государственного Университета, которую возглавил Э. К. Рейзин на Кольский Север. В том числе ими были обследованы некоторые участки оз. Имандра и р.Нивы. Приведем выдержку из отчета Э. К. Рейзина:

“… По просьбе заведующего Станцией была предпринята поездка в глубь Кольского полуострова на систему крупных горных озер, связывающих Кольский залив с Белым морем. Нужно было произвести обследование положения рыбного дела на этих озерах. Поездка была совершена в вагоне Северной Научно-промысловой экспедиции до с. Кандалакша. В селении были наведены справки о рыбных промыслах в р. Ниве и на озерах, в устье р. Нивы взяты несколько проб планктона в озере Имандра и на р. Ниве, произведено обследование глубины озера и грунта близ истока р. Нивы. Озеро Имандра выше уровня моря на 115 метров, длина же Нивы всего 40 верст. При незначительной длине и большом спуске, протекая по гранитному грунту, река на всем протяжении образует сплошные пороги. Ширина реки в среднем 100 сажен. Подобные условия реки являются излюбленными для семги, которая весною выходит из моря в пресные воды. Такая стремнина представляет любимое место обитания и для многих форм рыбы горных рек - кумжи, форели и пр. Так как берега реки на всем почти протяжении не обитаемы, то и лов рыбы происходит только в устье небольшим неводом и у истока ставными сетями. В озере ловятся главным образом сиги (Сoregonus lavaretus) и беломорская ряпушка (Coregonus sardinella mariscalli).
          

Я.В. Ролл – первый руководитель альгологического отдела (1934-1939 гг.) Института ботаники Академии наук Украинской ССР, воспитанник харьковской школы альгологов,  ученика В.М. Арнольди.

Яков Владимирович РОЛЛ — ботаник и гидробиолог. Профессор (1920). Член-корреспондент АН УССР (1939). Заслуженный деятель науки УССР (1948). Родился 2 ноября 1887 года (21 октября по ст. ст.) в Луганске. В 1915-1930 годах — преподаватель Харьковского лесохозяйственного и сельскохозяйственного института (с 1920 года — профессор). C 1934 года работал на гидробиологической станции в Киеве, которая в 1939 году реорганизована в Институт гидробиологии АН УССР. Яков Ролл был его первым директором с 1940 по 1959 год и одновременно в 1947-1952 гг. — заведующим кафедры Киевского университета. Опубликовал более 80 научных работ. Исследовал флору пресноводных водорослей и фитопланктон рек Украины. Занимался также разработкой методики прогноза биологического режима новосозданных водоемов. Основатель потамобиологии. Умер 3 ноября 1961 года в Киеве.

 

          В нашу задачу входило отыскание подходящего места для постройки рыбоводного завода. У истоков р. Нивы дно озера каменистое (у самого устья крупные валуны, дальше мелкий камень и галька - место, не подходящее для нереста рыбы, поэтому и для рыбоводного завода не подходящее. Заведующим станцией уже было намечено место для завода у устья р. Белой, впадающей в залив озера Имандра и носящий название Белая Губа. Самой точной картой у нас была карта Кандалакшского лесничества, поэтому работать приходилось почти наугад. Больших трудов стоило даже найти устье реки Белой. Остановка была сделана на ст. Хибины (у начала губы), откуда пришлось дважды путешествовать в глубь губы (12 верст) В конце губа настолько мелкая, что на лодке проехать нельзя, почему в первую нашу поездку не удалось найти устья реки. К нашему счастью на станции в это время находилась партия почвоведов проф. Прохорова, у которых оказалась более подробная карта Белой Губы, сделанная Рамзаем с Хибинских гор глазомерной съемкой. Воспользовавшись этой картой и картой собственной глазомерной съемки мы снова отправились к устью реки. Использовать предполагалось находящийся там домик Почтово-Телеграфного ведомства. Место очень подходящее: с одной стороны, быстрая река, а с другой - заводи реки. Неудобным приходится признать подход к устью реки со стороны залива, который здесь на протяжении версты не глубже 1/2 аршина. В заливе был произведен ряд измерений глубины, по которым составлена карта глубины Белой Губы; определялась температура воды; взяты пробы воды; произведено несколько дражных сборов придонной фауны и взято 12 проб планктона; произведен опыт неводного лова и наведены справки о рыбном лове у местных жителей. Придонная фауна оказалась бедная, планктон характерный для донных озер. Неводной лов производится только у самого селения: осенью ловят сигов, летом ряпушку. Последнюю ловят исключительно к вечеру с 3 часов дня до 9 часов вечера, когда рыба держится у берега. Весной, во время нереста в Щучьей губе (небольшой заливчик в Белой Губе за домашним островом) щук бьют острогою. В течение всего лета кроме того на подпуска ловятся налимы, кумжа и пр."

Ворони́хин, Никола́й Никола́евич (18 июля 1882 — 18 марта 1956) — российский  миколог, фитопатолог, альголог и гидробиолог,  ботаник. Доктор биологических наук (1934). Заслуженный деятель науки РСФСР (1949).
Окончил Петербургский университет (1907). Работал на Кавказе (1912-1922), в Главном ботаническом саду в Петрограде - Ленинграде (с 1922), в Ботаническом институте АН СССР (с 1931). Преподавал в вузах Ленинграда и Тбилиси. Первые работы (1908—10) посвящены флористико-систематич изучению бентосных водорослей Черного м. — бурых, красных и зеленых. Позже начал заниматься флористич и систематич исследованиями в области микологии Им установлено 75 новых видов и 6 новых родов грибов, описан ряд неизвестных до него паразитов культурных растений, произведено морфолого-систематич. исследование своеобразной биологич группы грибов, вызывающих т. н. чернь на растениях. С середины 20-х гг. изучает гл. обр пресноводные водоросли СССР; в 1949 совм. с Е. В. Шляпиной опубл. первый в СССР определитель родов пресноводных водорослей СССР.
Автор научных работ в области микологии, фитопатологии, альгологии. Установил 75 новых видов и 6 новых родов грибов. Основные труды: "Растительный мир океана" (1945), "Растительный мир континентальных водоемов" (1953).
В честь Воронихина назван род сине-зелёных водорослей Woronichinia Elenk. — Воронихиния (от этого названия образовано название семейства Woronichiniaceae Elenk. — Воронихиниевые).
В честь учёного названо также несколько таксонов видового ранга.