Период индустриального развития Кольского Севера. 3.

Как отмечал А.А. Григорьев (1932), в истории исследований Кольского полуострова 1928 г. должен быть отмечен как поворотный пункт. Именно в этом году было впервые признано, что всестороннее изучение полуострова имеет первостепенное как экономическое, так и политическое значение, и вместе с тем было положено начало систематического его изучения. Последнее пришло на смену тем разрозненным, хотя и довольно многочисленным и отнюдь не безре-зультатным работам, которые начались здесь уже с 1920 г., базируясь, главным образом, на Мурманскую железную дорогу, „открывшую" внутренние части полуострова, а частью на побережья.
Среди многочисленных районов, еще совершенно не изученных к 1928 г., у натуралистов особый интерес вызывали внутренние части северо-востока полуострова, почти не затронутые исследованиями знаменитой финской экспедиции, работавшей на рубеже XX столетия и сделавшей так много для освещения природных условий различных частей Кольского полуострова.

Особая комиссия из представителей Академии Наук СССР, Института по изучению Севера (ныне Арктический ин-т) и Отдела научных учреждений Наркомпроса, планировавшая исследования Кольской экспедиции на 1928 г., включила в программу ее и работы естественно-географического отряда в районе внутренних частей северо-востока. Кольского п-ова. В связи с трудностями передвижения в этих районах, число сотрудников отряда составляло всего 4 человеками, между которыми работа распределялась следующим образом: геоморфологические, геологические и почвенные исследования, а равно и барометрическую нивеллировку вел руководитель отряда проф. А. А. Григорьев, геоботанические — Ю. Д. Цинзерлинг, маршрутную топографическую съемку, сбор картографических материалов и фотографирование — Г. Д. Рихтер; на научно-технического сотрудника отряда А. А. Лобек, кроме ряда научно-технических обязанностей, было возложено и собирание энтомофауны. Результаты экспедиции были изложены в отчете.

В это же время на водоемах развернулись обширные лимнологические работы, большое место в которых занимали гидробиологические исследования. В 1930 г. на озерах Имандра и Умбозеро начали работу экспедиции Колонизационного отдела Мурманской железной дороги и Ленинградского ихтиологического института. На следующий год работы продолжила Кольская комплексная экспедиция АН СССР и Государственного гидрогеологического института под руководством Л.О.Паллона (Крогиус, 1931; Крохин, Семенович, 1940; Паллон, 1940; Семенович, 1940; Шапошникова, 1940).

Отряд Кольской экспедиции АН СССР под руководством Н.В.Полонского и Ловозерская экспедиция Ленинградского гидрометеорологического управления в 1931 и 1933 гг. провели исследования в районе оз.Ловозера: составили карту озера, списали морфологию, состав и распределение грунтов в озере, химический состав воды, фауну и флору прибрежной зоны озера (Вельтищев, 1940; Вельтищев, Павлов, 1940; Грек, 1940; Никитин, 1940; Полонский, 1940).
Растительный мир многочисленных водных объектов региона изучался Кольским альгологическим отрядом Главного ботанического сада (Воронихин, 1935; Косинская, 1935). Систематический состав и количественное развитие диатомовых водорослей водоемов, а также вопросы формирования диатомовых илов озер были в центре внимания экспедиции Геоморфологического института (Полонский; 1934; Порецкий и др., 1934; Птицын, 1934). Объектом комплексных исследований Мончегорской экспедиции Ленинградского областного Гидрометеорологического управления в 1933 г. были озера Монче- и Волчьей тундр (Зинова, Нагель, 1935). На материалах метеорологических и гидрологических наблюдений на оз.Умбозеро с 26 августа по II ноября 1931 г. основана климатическая характеристика бассейна озера (Алемасов, 1933).

В работе Ф.В.Крогиус (1931) кратко охарактеризован водосборный бассейн оз.Умбозеро, гидрологический и гидрохимический режимы водоема; описаны состав и количественное развитие зоопланктона, зообентоса и ихтиофауны озер Умбоэеро и Имандра; впервые указано среднее значение биомассы зообентоса оз.Имандра - 1,4 г/м2. Кроме того, проанализирован групповой состав донного населения озер. Отмечены наиболее встречаемые в озерах группы зообентоса: хирономиды, бокоплавы, моллюски, олигохеты и ручейники. Подчеркивается отсутствие в Умбозере реликтовой мизиды Mysis oculata v. relicta. Особый интерес представляют сведения об ихтиофауне озер и ведении промысла рыб местным населением. Начиная с 30-х годов исследования на водоемах перестали быть только фвунистическими - в значительной мере они стали экологическими. Важное место в них уделяется биологии гидробионтов, роли их в питании рыб. Первые данные об ихтиологических исследованиях на Кольском п-ове относятся к 1920-м гг. Материалам ихтиологических работ и исследований, касающихся систематики, питания, возраста и темпов роста рыб на крупных озерах Кольского п-ова (Имандре и Умбозере), посвящен ряд работ Г.М.Крепса и Ф.В.Крогиус (1924), Г.Д.Рихтера (1926а, б, 1927), Ф.В.Крогиус (1926а, б, 1931), Л.О.Паллона (1940) и Г.Х.Шапошниковой (1940). В работах В.В.Петрова (1935а, 6) есть данные о биологии рыб пресноводных водоемов центральной части Кольского п-ова. Одни из первых сведений о рыбах р.Поной можно найти у В.Р.Алеева (1914), где наиболее полно описано исследование промысла и хода семги. Наиболее богатый материал по биологии и промыслу семги р.Поной был собран во время экспедиций ВНИОРХ в 1930-1934 гг. Результаты этих исследований освещены в статьях Л.С.Берга (1935), А.А.Световидовой (1935) и А.Г.Смирнова (1934).

Воронихин Николай Николаевич [5(17).7.1882, Гатчина, — 18.3.1956, Ленинград], советский ботаник — миколог, фитопатолог и альголог, доктор биологических наук (1934), заслуженный деятель науки РСФСР (1949). Окончил Петербургский университет (1907). Работал на Кавказе (1912—22), в Главном ботаническом саду (Петербург, с 1922) и в Ботаническом институте АН СССР (с 1931). Преподавал в ряде вузов Ленинграда и Тбилиси. Основные труды посвящены грибам и грибным болезням с.-х. культур Закавказья, а также флоре водорослей Чёрного моря и пресноводным водорослям Европейской части СССР. Награждён орденом Трудового Красного Знамени и медалями.

Соч.: Материалы к флоре грибов Кавказа, "Тр. Ботанического музея", 1927, в. 21; Растительный мир океана, М. — Л., 1945; Растительный мир континентальных водоёмов, М. — Л., 1953.

Лит.: Русские ботаники. Биографо-библиографический словарь, сост. С. Ю. Липшиц, т. 2, М., 1947 (список работ и источников); Голлербах М. М., Памяти Н. Н. Воронихина, "Ботанический журнал", 1956, т. 41, № 8.

Следует отметить коллективную работу В.С.Порецкого, А.П.Жузе, З.С.Шешуковой (1934), выполненную по материалам экспедиций Геоморфологического института (Кольский диатомовый сборник, 1934). В ней содержатся сведения о фауне диатомовых водорослей трех крупных озер региона. В списке, содержащем 412 видов и форм диатомей, указана и ископаемая флора донных отложений. Анализ состава водорослей показал значительное богатство и разнообразие диатомовых в водоемах Кольского Севера, преобладание комплекса североальпийских форм, обычного для горных районов и северных широт.
Другая работа, посвященная также водорослям оз.Имандра, принадлежит Н.Н.Воронихину (1935), в которой приводятся 210 видов и форм водорослей (без диатомовых). Отмечается обилие десмидиевых, особенно представителей родов Cosmarium   и Straurastum. Выделены наиболее распространенные в фитопланктоне виды: С. hirundinella, Quadrigula closterioides, Oedogonium sp. ster. div., Spongilosum planum, Stichogloea olivacea, B. braunii, Coelosphaerium naegelinum, A. lemmermanni; в обрастаниях макрофитов: Oocystis grandum, Spyrogira sp. ster., Mougeotia sp. ster., Chroococcus turgidus, Chroococcus minutus, Nostoc sp.juv., Anabaena sp. ster. div. В целом богатая флора оз.Имандра, по данным Н.Н.Воронихина, обнаруживает близкое сходство с составом фитопланктона водоемов Большеземельской тундры (Флора и фауна..., 1978; Гецен, 1976, 1985), Карелии (Петрова, 1971; Никулина, 1975) и Скандинавии ( Holmgren, 1966).
В статье Е.В.Косинской (1935) рассматривается качественный состав флоры водоемов юго-восточной части Кольского полуострова. Подчеркивается первенствующее значение десмидиевых водорослей (диатомовые не изучались).


 


Комплексные исследования 11 небольших озер Монче- и Волчьей тундр показали (Зинова, Нагель, 1935) преобладание в фитопланктоне их диатомовых водорослей. Им несколько уступают десмидиевые. Зоопланктон озер не отличается большим разнообразием - обнаружено лишь 40 форм. Основу зообентоса составляют личинки хирономид 
(Orthocladiinae и Chiroaominае). Средняя биомасса зообентоса озер равна 1,43 г /м2.